August 4th, 2007

выдра созерцающая

кошачье средство Макропулоса

Вчера пыталась купить корм для кошки.
Кошка у меня ветеранша, 15 лет. Что попало не ест. И недавно тут корм обнаружился - ветеранский, для кошек старше 11 лет. Замечательно! Вкус у него жидковат, а вот запах! Не только кошка на него ведётся, но и все мужчины моей семьи. А ветеранша моя, вкусив однажды, за этот корм душу готова продать.
И вот вчера я поехала пополнять кошачьи припасы - наставлены горами всякие-разные банки и баночки, пакетики и кульки, а все коробки из-под ветеранского корма пусты. Раскуплен в ноль корм для тех, кому за 11...
И задумалась я о старении японского общества.
Конечно, хорошо стареет тот, кто стареет последний, но в Японии, видимо, равенство достигнуто и на этом поприще.
Рядом со стареющей японской нацией уютно свернувшись калачиком, доживают свой питомичий век кошки - старушки, и коты - деды. И добрые японцы, обустраивая свои дома поручнями, лифтами и креслами для пенсионеров, не забывают о комфортной старости братьев наших меньших. Дарят жизнь, сочиняют кошачье средство Макропулоса, ради которого моя ветеранская кошка отказывается от всех наших с ней совместных радостей.
Тьфу три раза, обыщу весь город, но пусть только подольше еще поживёт!